Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17

Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17



Пандиты переглядывались. Видно было, что отыскала коса на камень. Слышать, как 2-ух таких патриархов науки, каковы Гексли и Тиндаль, винят в том, что они сами еще не знают, чему хотят учить других, и не быть Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 в состоянии заступиться за этих пророков положительных наук, и обидно и грустно. Наша партия торжествовала...


- А сейчас, - продолжал такур, - позвольте и мне, в свою очередь, цитировать слова другого более Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 ученого и настолько же известного, как и те два ученые, натуралиста, - в доказательство шаткости их теорий. Вспомните, что гласит Дюбуа-Реймон о явлении сознания: "Совсем и навеки остается непостижимым, чтоб данное количество атомов углерода Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17, водорода, азота и кислорода могли являться науке по другому, как непременно пассивными (indifferent) к собственному положению и движениям и это - в прошедшем, реальном, как и в дальнейшем". Эти слова, вприбавок, цитируются самим же Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 Тиндалем.<> И к ним уже в собственных словах он добавляет последующее: "Непрерывность (continuity) меж молекулярными процессами и явлениями сознания... гора, на которой материализму предначертано неизбежно разбиваться при каждой его претензии считаться полной Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 философией людского мышления"... И невзирая на такое полное сознание в одной статье, он в другой статье "О научном материализме" (стр. 419), не запинаясь, рассуждает об "отношениях физики к сознанию", как о кое Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17-чем "постоянном" и положительном...


- В этом его поддерживают все другие авторитеты науки... - уже неуверенно ввентили слово пандиты, - и Вирхов тоже...


- Далековато не все, - перебил полковник спорщиков, - а только некие, ну и те Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 в умеренном числе.


- И, право, требуется менее самого поверхностного знакомства с физиологией и патологией, - добавил Гулаб Лалл Синг, - чтоб прийти к убеждению, что не только лишь "постоянного", но даже и Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 исключительного дела сильно мало найдется меж незапятанной физикой и даже физиологией, а не только лишь меж чисто психологическими явлениями... Что все-таки касается Вирхова, то он, отделав "Антропогению" Геккеля, в то же Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 время (хотя и косвенно) отделал и тех, кто так жарко поддерживал это сочинение при его возникновении.


- Очень жалко, - буркнул пандит в pince-nez, - так как в таком случае Вирхов идет против авторитета 1-го Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 из величайших мыслителей собственной родины, конкретно против Бюхнера. А ведь сам же Бюхнер гласит в "Kraft und Stoff" (стр. XXVII. Вступление): "натуралисты все издавна обосновали, что кроме сил физической, хим и механической, нет Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 других сил в природе".


- Не сомневаюсь, что Бюхнер это гласит, как и в том, что у вас хорошая память, - саркастически ответил такур. - Да или еще он гласит! Вот, к примеру Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17, он вроде бы повторяет слова нашего Ману: "Материя - начало всего имеющегося; все естественные и интеллектуальные силы природы присущи ей (стр. 32). Природа всезарождающая и всепожирающая есть собственное начало и конец, рождение и погибель Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17. Она произвела человека своим могуществом и берет его к для себя вспять..." (стр. 88). Но Ману, говоря то же самое,<> одним обычным заявлением, что все видимое зарождается от невидимой, но сознательной силы, стоит в отношении логики Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17, как и философии, стократ выше всех Бюхнеров прошедших и будущих. Что некие естественники и так именуемые философы убеждают нас, как будто не считая этой тройной вещественной силы нет других сил в природе Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17, то это всякому понятно. Но чтобы они когда-либо обосновали свои догадки прямым доказательством науки, это я положительно отвергаю...


- Но неуж-то же нам в XIX столетии предпочитать Бюхнеру и Гексли Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 - Ману?


- Если Ману в сути учит тому же, что и западные современные ученые, так почему бы и нет? Вы не сможете не согласиться, что Ману предупреждает в собственном учении практически все то, что Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 проповедуют сейчас свету гг. эволюционисты - "апостолы разума", выдавая свои теории за нечто совсем новое. Если же Ману успевает к тому же в том, на чем обрываются эти апостолы материи, и Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 потому опровергают оное, другими словами если он логически обосновывает необходимость связи меж духом и материей и устами Патанджали <> подтверждает эту связь экспериментальными демонстрациями над самой двойственной природой человека - этого высшего тайника Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 духа и материи - то я положительно утверждаю, что Ману стоит несоизмеримо выше современной науки, по последней мере во всем касающемся как чисто духовной природы, так и физиологии человека.


- Вы нам, кажется, советуете Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 возвратиться к язычеству? - последовал иронично вопрос.


- Нисколечко. Наши античные философы никогда не учили нас поклоняться кумирам. К тому же и рекомендовать вам это было бы зря, когда вы и без того воздаете честь Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 Вишну и Шиве и другим богам, до сего времени еще не стерев их символов с вашего лица... Если раз уж вы решили отбросить все обычаи старины, то почему же вы не расстаетесь Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 и с этими языческими знаками?


- Это... это обычай касты... и не имеет ничего общего с верой в кумиров, - бурчали переконфуженные пандиты.


- Как не имеет? Неуж-то вы запамятовали либо никогда и Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 не знали, что касты, по учению браминов, основаны самими богами; что боги 1-ые подчиняются касте, и лица кумиров украшаются раз в день каждое знаками собственной особой секты? - неумолимо преследовал их такур.


- Но ведь Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 и наши наилучшие философы, - спорили пандиты, - возможно, носили эти знаки... Если мы верим Дарвину и Геккелю, то, может быть, только поэтому, что эти ученые дополняют и совсем развивают материалистические мнения Капилы и Ману. Санкья Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 Капилы, к примеру, более атеистическая философия, ежели Геккелевская Антропогения.


- Вы, возможно, запамятовали учение Капилы... Там, где Геккель лицезреет силу и творчество в одной материи, Капила считает невообразимым что-либо приписывать пракрити Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 <> без содействия пуруши.<> Он ассоциирует их: "пракрити" с человеком со бодрствующими ногами, но безглазого и безголового, а "пурушу" - с существом с очами и мозгом, но без ног и движения. Для того чтоб мир Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 мог развиваться и произвести в конце концов человека, пуруша (дух) был должен сесть на шейку безголовой пракрити (материи), и только тогда она стала одарена сознанием жизни и помысла, а Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 пуруша получил способность двигаться ее ногами и заявить о собственном существовании. Если пуруша бессилен в собственных заявлениях и есть вроде бы одна не существующая абстракция без помощи беспристрастной формы пракрити, то последняя и того Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 ужаснее. Без содействия духа и его оживотворяющего воздействия она только куча мертвенного навоза...


Пандиты в конце концов ушли, унося с собой полное убеждение в том, что мы несведущие ретрограды.


- Ну Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17, хороша же наша ученая "молодая Индия"! - гласил полковник. - У меня положительно разболелась голова от их бредней...


- За это благодарите британцев, - отвечал такур, - а с нас несправедливо взыскивать за чужие грехи.


XXVI


Мы опять в черных Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17, душных вагонах. Чрез 5 минут поезд с оглушающим грохотом промчит нас чрез длиннющий мост на Джумне, а чрез 6 часов мы будем в Канпуре, где Англо-Индия перевернула самую кровавую страничку собственной Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 истории. Нас провожают наши голоногие друзья пандиты в шитых золотом шалях; к ним присоединились несколько бенгальских бабу, в белых кисейных тогах и все до 1-го простоволосые. Такур уехал с Нараяном намедни приготовит для нас Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 такое место, куда еще "никогда не ступала нога британца - и не ступит" (гласил он).


Все окна вагона с зелеными стеклами, по другому пассажиры могли бы ослепнуть. Когда их спускают, то Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 на их место поднимаются подвижные ставни из кускуса на шарнирах. Вделанные по обе стороны оконных рам в стенках вагона гидравлические машины при каждом повороте колес поезда обливают ставни водой, отчего они крутятся Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 как вентиляторы в форточках и типо пропускают рассекаемый поездом холодный воздух. Но, как досадно бы это не звучало! не отъехали мы и 2-ух миль, как, пощупав ставень рукою, я чуток было не обожгла для себя Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 пальцы: вода на солнце сделалась совсем жаркой.


Намедни отъезда такур принес нам пучок новых листьев и предложил испытать их. Вкусом они напоминали щавель, оставляя во рту холодное, как после мяты, чувство Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17. Он взял с нас формальное обещание держать по небольшому куску этих листьев во рту во всегда переезда до Канпура и вообщем деньком во время жары. "Пока вы их будете жевать, как бетель, жара Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 не будет иметь на вас вредного воздействия (произнес он нам), и вам тотчас даже будет очень прохладно". И вправду, мы с того времени как будто не ощущали зноя. Но Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 нам не удалось уговорить У*** держать эту травку во рту, а мисс Б*** повсевременно ее выплевывала, и оба чуток было не захворали. Искренно сожалею, что не имею права ни обрисовать этого растения, ни Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 отправить его в Россию для исследования: индусы странноватый люд, и даже сам такур, наилучший и благороднейший изо всех нам узнаваемых индусов и наш преданнейший друг, не свободен от этих странностей. Он будто бы Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 прячет зания собственной родины, в особенности такие, на которые современная наука взирает как на нечто сказочное. На наши вопросы: почему бы ему не обогатить и западную науку излишним открытием, настолько полезным в этой Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 жаркой стране, он как-то таинственно улыбнулся, заметив, что эта травка вырастает исключительно в Индии, ну и то встречается очень изредка, и что всех де не спасешь. "Наука на Западе богата и Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 без наших крох, и вы, которые у нас все взяли, оставьте нам хоть эти крохи", добавил он.


Канпур - место безо всякой истории и, пока британцы не выбрали его в 1777 году передовым Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 постом для собственных гарнизонов в Индии, оно оставалось в полной неизвестности. Станция стальной дороги находится за городом, и мы уже собирались взять две раззолоченные гари на волах, когда слуга такура объявил нам, что Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 его маха сааб (величавый государь) отправил нам европейский экипаж. Это был обитый ярко-пунцовым бархатом 4-х местный ландо, с 2-мя висевшими сзади, как две большие капли крови, саисами, в бардовых с золотом Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 кафтанах и таких же тюрбанах, и с 4-мя такими же саисами в ливреях, долговязыми и быстроногими скороходами, бежавшими впереди ландо. Прибавьте к этому 4 конных раджпутов, телохранителей Гулаб Лалл Синга, и вы поймете Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17, почему люд, встречаясь с нами, чуть ли не кидался на землю пред таким броским величием.


1-ое бросившееся нам в глаза строение была пустая, из красного кирпича, большущая церковь без окон и Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 дверей, с высочайшей остроконечной колокольней. Это здание в продолжение с лишком 3-х недель служило слабенькой крепостью перерезанному потом гарнизону, засевшему в нем по открытии бунта 6 июня 1857 года.


Что было первой предпосылкой этого кровавого Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 бунта? Европа читает реляции британцев и представляет, что читает историю. Ей даже и в голову не приходит спросить, есть ли меж многими историями мятежа хоть одна написанная правильно и объективно. Индусов никогда Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 и никто не спрашивал, сколько в показаниях их завоевателей правды, которая из 2-ух сторон виновата в огромных грехах и кто сделал более зверских жестокостей: образованный ли, человечный европеец, либо одичавший, доведенный Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 до исступления азиат? По этому поводу мы собирали факты не от 1-го, а от многих, никак не сговорившихся меж собой людей. Их показания в основных чертах согласуются полностью, потому мы и верим им Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 более, ежели всем "историям" бунта 1857 года, взятым совместно. "Смазанные свиным салом патроны", причина мятежа мусульман, и "ремни из коровьей кожи", возмутившие индусов, - не что другое как последняя, переполнившая сосуд горечи капля...


За Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 несколько времени до бунта, в Битхпуре, большенном местечке на правом берегу Ганга, в 12 милях от Канпура, пребывал индус из древнего и гордого рода, по имени Дундху Пунт, более узнаваемый Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 под прозвищем Нана-Саиба. Он был усыновленным наследником последнего "пейшвa" (царственного главы Махратской конфедерации) Баджи Рао и по погибели последнего получил в наследие все его поместья, сокровища и имения. Некие британцы, подобросовестнее, сознаются в Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 том, что этот юноша, двоюродный брат махараджи Синдии, имел полное право непереносить правительство. Усыновленный в 1832 году, еще ребенком, Нана-Саиб вырос в полной убежденности, что он наследует титул и положение "пейшвы" - честь Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17, в сути, благодаря британцам, более номинальная, чем действительная, но все таки льстившая самолюбию того, кто имел на нее право. За 5 лет до мятежа старенькый Баджи Рао погиб, а прямо за его Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 гибелью тогдашнее правительство лорда Дальгузи тотчас же и безо всякого повода объявило, что звание "пейшвы" упразднено и что царевич Дунхду наследует только личные поместья и собственность отца. Вследствие этого получаемый старенькым Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 раджей пенсион был прекращен; армии приказано не отдавать чести наследнику, и даже несколько старенькых, издавна негожих артиллерийских орудий, благородно оставленных свергнутому с престола царевичу, которыми бедный арестант тешился на старости лет, отняты у Нана-Саиба Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17. В продолжение 4 с лишком лет молодой царевич разорялся в напрасных усилиях вынудить директоров Компании отменить несправедливое решение. Заместо того чтоб твердо, но нежно направить его внимание на тщетность его морок, дирекция Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 показала ему на дверь, грозя отнять у него даже его личное наследство. Меж тем у Нана-Саиба были две сестры, 12-ти и 13-ти лет, старшая кросотка, и обе замужем. Поехав в один Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 прекрасный момент с кормилицей и слугами на богомолье, они подверглись нападению опьяненных офицеров, которые ворвались в фронтальный двор пещерного храма, когда те только-только сошли, голые, в священный танк, и... обесчестили Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 обеих. Единогласное показание убеждает, как будто Нана-Саиб убил обеих девченок собственною рукою и по их же неотступной просьбе; а убив, испил по капле крови каждой и поклялся на ней отметить супругам и Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 дочерям британцев, либо же умереть самому.


Можно наверняка сказать, что Нана-Саибом, как и всеми главными заговорщиками, еще более правило чувство мести и ненависти к британцам, чем надежда на политический переворот. Естественно, если Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 б планы Нана-Саиба удались, то в Индии опять водворилась бы Могульская и Махратская империя. Но чувство ненасытной мести, страстное желание обесчестить Великобританию в лице ее знатнейших жен и дочерей Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17, обесчестить так, чтоб (по словам передававшего нам эти подробности) "бесчестие это сделалось историческим, и предание страны воспевало бы справедливую месть Махратского царевича до будущей пралайи", было основным и первым его побуждением.


Лозунгом Нана Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17-Саиба сделалось изречение побежденной богини Виргилия. И вправду, он, по выражению его биографов, "выдвинул весь ад", созвав вприбавок всех бесов восточной мести к своим услугам...


Насолив ему со всех боков, лишив его Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 поначалу сестер, а потом звания, почестей, пенсии, британцы с доверчивостью невинности и незапятанной совести, вследствие нескольких ловко выдуманных и данных им Нана-Саибом пиров, представили для себя, что наследник "пейшвы Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17" их величайший друг. Раз в день ждя, что сипаи его полка последуют примеру собственных товарищей и взбунтуются, генерал Уиллер еще 26 мая вызвал Нана-Саиба из Битхпура "посодействовать ему успокоить сипаев и предупредить бунт". Нана явился Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 немедля и привел с собою двести из собственных пятисот вооруженных телохранителей и три либо четыре оставшиеся у него пушки. Его назначили охранять казначейство, и он поселился в своем доме Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 в Навабгундже. Ему были известны все переговоры меж штатскими и военными властями, и он совместно с британцами приготавливал "убежище" дамам и детям...


Когда 6 июня взбунтовались сипаи и заместо того, чтоб, по обыкновению собственному Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17, перерезать офицеров, разграбили полковую кассу, а потом направились по дорога к Дельхи, желая присоединиться к корпусу основных мятежников, то британцы, укрепившись в церкви и провиантских бараках, благородно передали в руки клявшегося им в Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 "нескончаемой дружбе" Нана-Саиба арсенал, пороховой магазин, парк и все, что оставалось от казны, поручая собственному "верному союзнику" защищать их от народа. Тогда Нана, сбросив в конце концов маску, возвратил сипаев Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 с дороги, и на другой же денек, другими словами 7 июня, открыл было по своим "друзьям" огнь, но тотчас же снова закончил его: адская идея осенила махрата. Погибель моментальная и не дающая времени мучиться - не Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 наказание. Как кошка с мышью, принялся он играть со своими пленниками: он знал, сколько было в бараках провизии, и начал их морить голодом... Чрез две недели из 250 человек, вошедших в Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 укрепление гарнизона, оставалось только 150, а из 380 дам и малышей наполовину наименее. Трупы гнилости практически на поверхности земли, пред очами переживших. То была долгая ужасная агония...


Возможно, если б Нана-Саибу посчастливилось, он не казнил Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 бы дам, ни малышей, которых, как понятно, он оставил в живых до последней минутки собственной власти. Но 15 июля, при Андуне, он проиграл схватка и был должен скрыться. За минуту сумасшедшего бешенства Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17, в последнюю ночь собственной власти и пребывания в Канпуре, он отмстил, молвят, за собственных сестер: он впустил массу опоенных опиумом и багом сипаев (мусульман и индусов) в дом, где содержались европейские дамы Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17, за несколько часов до их смертной экзекуции. Говорят также, что четыре парней, арбитр Торнгилл, полковник Смит и двое других, были нарочно оставлены в живых, чтобы сделать их очевидцами этого государственного бесчестия. На Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 заре парней вынули на улицу и зарезали, также 250 дам и малышей. Тела их бросили в глубочайший и известный с того времени "колодезь".


Продолжать повествование зря, ибо вся Европа знает остальное. Добавлю Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 только некие подробности, о которых она никогда не слыхала. Когда Канпуром опять обуяли британцы и в нем водворилась тишь, Нана-Саиба уже там не было: он пропал безо всяких следов. Как понятно, британцы Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 длительно демонстрировали в стальной клеточке арестанта, которого, за неимением оригинала, желали выдать за царевича Дундху, но принуждены были, в конце концов, выпустить этого человека, потому что вся Индия хохотала над этим. Меж Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 тем Нана-Саиб, молвят, живой, и до сего времени есть люди, еще не потерявшие надежды узреть его в Индии. О пленниках же коллектор, полковник Шерер, ведает последующее:


"Подъехав к дому убийства Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 и резни, мы отыскали в нем на 6 вершков глубины запекшейся крови... Мы заглянули в колодезь, и перед нами мелькнула вся страшная правда: выручать было уже некоторого. Пред нашими очами открылась та Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 ужасающая картина, при одной мысли о которой еще сейчас в дальной Великобритании осиротевшие сердца обливаются кровью... Колодезь был глубок, но неширок; заглянув в него, мы отыскали его заполненным до краев мертвыми и совсем Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 голыми телами. Всех трупов высчитали 253".


Вот что ведает британец и свидетель. Но он умалчивает о том, как на другое утро сгоняли обитателей Канпура и расстреливали каждого десятого человека; умалчивает о том, что, схватив меж Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 ними несколько сотен людей (возможно, большей частью невинных), их заставляли слизывать запекшуюся в комнатах кровь; умалчивает о том, что эту кровь слизывали, не вставая, человек до пятисот в продолжение сорока восьми часов Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17, что две третьих из их погибли от рвоты, а остальную третья часть британцы добили прикладами; умалчивает, в конце концов, о том, что не несколькими десятками мятежников заряжали пушки (как Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 убеждают английские рассказы), а что такою гибелью погибло их несколько тыщ.


Лорд Каннинг отдал приказ все белоснежные трупы, не трогая их, бросить в колодце и засыпать землей и известью. Площадь превратили в сад, а над Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 колодцем выстроили известный "Memorial monument", монумент 1857 года.


Прямо с стальной дороги мы поехали в этот сад. Сад тенист, заполнен кипарисами, плакучими ветлами и другими потрясающими растениями и цветами; но ни Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 архитектура часовни, ни стенки сада, ни самый монумент над колодцем не соответствуют ни величавому трагическому событию, ни суммам, пожертвованным на выполнение загаданной Каннингом идеи. Скульптура работы барона Марокетти и по его идее Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 представляет "Ангела милосердия". Но почему это поза конкретно милосердия, а не чего-либо другого, найти тяжело. По розовому полю, белоснежными рельефными знаками красуется вокруг всего подножия легенда бунта. Легенда эта - незапятнанный курьез. Она Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 есть вроде бы соединение всех отборнейших, непечатных ругательств и проклятий язычников... Ограбленный, выгнанный из собственных наследных владений царевич Дундху-Пунт (Нана-Саиб) предается в ней "огню нескончаемому", как "раб презренный и Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 мятежный, осмелившийся взбунтоваться против легитимных властелинов избранного Богом народа". Британцы - "избранный Богом люд"! Вся симпатия, все глубочайшее сожаление к настолько незаслуженному страданию, к этим погибшим мученическою гибелью злосчастным детям и матерям, - все это Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 исчезает при чтении неприлично бранной, до приторности надменной, напыщенной эпитафии. Страдальческий останки, покоящийся под нею, забывается; остается пред очами только надменная надпись, из которой так и лупит в нос фарисейство гордых и Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 ожесточенных отцов, братьев, отпрыской! Во всем саду меж многими десятками надгробных надписей ни одной, положительно ни одной из Нового Завета. Дух древне-израильской нетерпимости, мстительности, дух заповеди: "око за око, зуб Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 за зуб" деспотически царит в этом саду погибели и пуританства. Но уж если так, то, соболезнуя о невинных мертвых, нельзя в этой страшной катастрофы не созидать справедливого "закона возмездия": "что посеешь, то Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 и пожнешь", слышалось мне в шелесте каждой плакучей ветлы над каждою могилой, в дальнем журчанье ручья. Значительны и ужасны прегрешения Нана-Саиба. Но кто осмелится утверждать, что его поступками не правили кровавые слезы Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 и стоны двухсотмиллионного населения, народа, попираемого ногами завоевателя, народа оплеванного, издыхающего с голоду сотками тыщ в продолжение последнего долгого века? И поверят ли христиане-читатели, что чья-то рука начертила на Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 огромном количестве надгробных памятников последующее настолько подходящее к святыне места размышление: "Оправдана гордость расы, кричащей вслед каждому азиату: Hic niger est, hunc tu Romane, caveto".


XXVII


Милях в 4 от Канпура, на скалистом правом берегу Ганга Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17, в черном и практически глухом лесу, находятся примечательные руины. То остатки нескольких большущих старых городов, построенных один на развалинах другого. От последнего остались одни только колоссальные кусочки стенок, бойниц, храмов Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17, да развалины когда-то величавых дворцов, от которых там и сям уцелело по одной, много по две комнаты, быстрее стенки бывших покоев. Над этими стенками бедные поселяне начали устраивать крыши из листвы и селиться Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 в их, пока постепенно не превратили старый город Джаджмоу в деревню. Но развалины тянутся на много миль, а новое поселение скучилось кое-как, оставив остальные руины в полное владение Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 мортышкам. Об этих городках история (британцев) умалчивает, отвергая предания летописей Индии, что Джаджмоу стоит на месте родной сестры и соперницы собственной Асгарты - городка солнца. Асгарта, по словам старой летописи в Пуранах, построена сынами солнца, два Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 века спустя по взятию царем Рамою острова Ланки, другими словами за 5000 лет до Р. Х. по летоисчислению браминов. А прошедшее Джаджмоу, пару раз разоренного набегами из-за Гималайских гор, совсем непонятно европейским Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 историкам. Раз только упоминается этот загадочный, сейчас "не помнящий родства", город, - это в автобиографии Бабура (Загир Эддин Магомета), могульского правителя, жившего сначала XVI века.<> В одной из его бессчетных кампаний Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 против афганцев, последние находили укрытия и пожелали укрепиться в старом городке Джаджмоу, - пишет султан. Но Хумайюн, его отпрыск, разбил их. Таким макаром, эти развалины одно из многих мест, совсем неведомых британцам ни в прошедшем Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 собственном, ни, добавим, в реальном.


Дорога к Джаджмоу - страшная. Мы ехали на слонах, и только благодаря жесткой поступи этих умных животных не полетели пару раз в глубочайшие овраги, как Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 и не повисли новыми Авессаломами за волоса на ветках. Тихо и осторожно ступали слоны по карнизам обрывов, останавливаясь пред каждым низковато висячим сучком и раздробив его на щепки хоботом, до того как сделать Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 хоть шаг дальше. Фактически им, слонам, ветки и не мешали: но они уже так приучены и относятся к ездокам необыкновенно понятливо. Мы ехали мили три по горам и лесу, до того как Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 доехали до первых развалин, и практически всегда по узеньким тропинкам, по которым не проехать на быках даже и туземной скорлупе, именуемой "эккой". В конце концов, мы стали проходить пред жилыми зданиями, из 1-го Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 оврага в другой, из ямы в провалы, и совсем попав на что-то вроде широкой тропы, обернулись вокруг. И оглянувшись - онемели! Ни 1-го людского существа кругом, но зато не было той развалины Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17, кусочка стенки либо повалившейся колонны, на которой бы не восседало несколько 10-ов обезьян. Их было без преувеличения несколько тыщ. Обитатели сетуют, что они крадут у их последнюю провизию; что, как Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 далековато ни припрятать просо либо кукурузу, либо какую-либо зелень, - эти лесные "дакоиты" обязательно украдут ее ночкой. И но же ни в одну из их абориген не осмелится кинуть камнем: то священные Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17, как и везде, мортышки, "дэва-саабы", либо в буквальном переводе "господа-боги". Обитатели погибают с голоду, зато мартышки жиреют.


У самой опушки леса протекает Ганг, и на правом его берегу еще доныне показываются огромные остатки Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 мраморных ступеней, ширина коих вроде бы предназначалась, во времена оны, для гигантов. Весь песочный сберегал на протяжение многих миль, весь лес покрыты глубоко осевшими в землю осколками колонн, разбитыми Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 резной работы пьедесталами, кумирами и барельефами. Набросок резьбы, строительные остатки, самый размер развалин представляют нечто потрясающее, внезапное даже для тех, кто побывал в Пальмире и в египетском Мемфисе. Неясно, почему эти развалины никем еще не Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 описаны, тем паче что они под самыми стенками Канпура. В обширном сочинении "О территориях, обретенных Ост-Индской компанией" сказано о их всего два слова. "Джаджмоу - прошлый город, сейчас деревня Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 с пустым развалившимся рынком. Как молвят местные летописи, он построен на развалинах 2-ух городов. Расстояние от Калькутты 620 миль, шир. 26° 26', долг. 80° 28'". Вот и все! И но же, под Джаджмоу похоронен древний город старой Индии... Для Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 прямого подтверждения его древности довольно последующего примера. Малость лет тому вспять, во время сильного урагана, несколько толстых и старенькых баньянов были подломлены грозой, а некие так и совершенно вырваны с Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 корнями. На концах последних были найдены кусочки изваянного мрамора, в которые корешки совершенно вросли. Стали копать поглубже, и ярда на четыре под землей найдены верхушки развалин большенных построек. Но дело сейчас не столько Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 в этих зданиях, как в том, сколько веков потребовалось, во-1-х, для такового наноса на берегах Ганга, чтобы уровень земли пришелся в конце концов не только лишь в уровень построек (некие из их Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 в 300 ф. высоты), но даже покрыл их на четыре ярда землей; а во-2-х, сколько промежного времени прошло меж этим событием и временем, когда сейчас 1200-летние баньяны стали пускать корешки Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 в эту наносную землю? По концентрическим кругам стволов <> было подтверждено, что этим баньянам более 12-ти веков, а есть в лесу деревья старее и этих. В особенности одна группа этих Ficus indica поразила нас Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 своим ростом, разве немногим наименее известного баньяна на берегу Нербудды, около Броча и именуемого в народе "Капир-Бар". Это последнее дерево - историческое. Ему было 700 лет уже тогда, когда Александр Македонский отдыхал под тенью его Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 со всею своею армией. Сейчас оно состоит из 356 толстых стволов и около 3000 наименьших.


Мы скитались в лесу целые три денька. Такуру были известны все закоулки и тропинки, и он сдержал свое слово Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17. Он повел нас туда, куда вправду не входила еще нога британца: в черное подземелье на глубине 110 с лишком футов под землей. Мы направились туда до зари, когда еще все Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 спали. Такур не считая нас взял с собою только 1-го Нараяна, да доверенного слугу, старенького, седоватого раджпута, который аккомпанировал нас от самого Бомбея. У*** и мисс Б*** оставались в Джаджмоу с бабу и Мульджи Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17, и даже не знали, когда и куда мы ушли. Это подземное путешествие осталось для меня, как и для полковника, самым увлекательным событием нашего путешествия - возможно, вследствие его необыкновенной таинственности...


Более часу нам Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 пришлось идти лесною чащей. В конце концов мы вступили в узенькое, заросшее кустарниками ущелье - не то природное, не то искусственное, разбирать было некогда. Впереди шел такур, за ним я, за мною Нараян, позже Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 полковник со слугой раджпутом в замке. Пробираясь гуськом, мы шли в глубочайшем молчании, потому что путь становился труден и было не до дискуссий. В конце концов мы стали спускаться по Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 крутым зигзагообразным ступенькам, у подошвы коих вышли на небольшую поляну. Вправо у одинокой горы стояла лачуга, в которую мы и вошли. Если не светло было в лесу, потому что не совершенно Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 еще рассвело, то в этой мазанке, осененной густыми баньянами и прислоненной в упор к горе, которая таким макаром служила ей задней стенкой, царила полная мгла. Раджпут высек огня и зажег глухой фонарь, который и подал Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 такуру. Тогда, взяв в одну руку фонарь, а другой мою руку, последний прошел со мной, как мне показалось, в этой египетской мгле прямо через стенку. Новость ли необыкновенного положения либо просто Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 следствие повсевременно возбужденных нервишек, но, признаюсь, при вступлении в эту неведомую остальному миру подземную область меня стало очень скоробливать; но любопытство и стыд превозмогли, и я молчком последовала за ним. Фонарь слабо Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 освещал наш путь, бросая резкую полосу света только под самые ноги; кругом царила непроницаемая темнота, а меня неудержимо увлекала вперед мощная, одетая вся в белоснежное фигура гиганта, лицо которого мне казалось сейчас Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 темнее самой ночи... Он стремительно и не колеблясь шел вперед. Все молчали, и даже наши шаги беззвучно падали на ровненький, мягенький грунт прохода, как будто мы ступали по толстому ковру.


Вдруг Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 такур тормознул, прочно сжав мне руку.


- Чтo это?.. Неуж-то вы по правде и серьезно... трусите? - внезапно спросил от меня, презрительно подчеркивая последнее слово. - Рука ваша дрожит как в лихорадке!..


Я ощутила Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17, как вся кровь хлынула мне в лицо при этой заслуженной обиде; но сделала то, что всякий другой сделал бы на моем месте: внутренне "поднялась на дыбы" и попробовала оправдаться.


- Я не трушу Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17... ну и страшиться мне нечего... - пробормотала я, чувствуя в мгле вперенный в меня взор Гулаб Синга. - Я просто утомилась...


- Жен-щи-на... - тихо и вроде бы про себя шепнул с некий снисходительною Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 горечью в голосе такур, но пошел тише.


Не имея в руках довольно весомых доказательств неприятного и не отрицая этого нового как мне самой, так и моему полу оскорбления, я проглотила его и смолчала Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17. Так шли мы четверть часа, если не долее, по ровненькой, малость покатой и мягенькой дороге и, как мне казалось, необычно высочайшему проходу; мой старенькый компаньон не выпускал моей руки, полковник уже начинал Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 звучно пыхтеть, а я внутренне злилась на свою слабость и посрамление. Но вот в конце концов такур опять тормознул и, высоко подняв фонарь, разом открыл все его глухие стены. Перед Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 нами явилась гладкая и ровненькая стенка из горы. Ни одной трещинкы не было видно на ней.


- Вот посмотрите, - обратился Гулаб Синг к полковнику, - и удостоверьтесь, какие чудеса совершали наши механики-предки, незнакомые, по воззрению Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 европейцев, с науками. Я уверен на чтo угодно, что явись сюда все наилучшие механики Запада, им никогда не открыть секрета этой... двери! Я вам сейчас желаю обосновать, что это - дверь, а Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 не гора.


Наш пытливый президент, получивший когда-то медаль за наилучшее сочинение о механике в Ранселаровском (Rensselaer) Технологическом Институте Трои (New-york), стал зорко изучить стенку. Его старания увенчались полным фиаско. Ни Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 постукиванье, ни ощупывание впадин ни к чему не привели. Меж тем, пользуясь полным светом открытого фонаря, я рассмотрела местность. Род полукруглой комнаты, со скалистыми стенками и теряющимся на большой высоте потолком Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17; грунт как будто усыпан черным порошком.


- Если верите мне на слово, - увидел в конце концов такур, терпеливо следивший за исследовательскими работами полковника, - то я могу вас убедить, что этот ход прорыт и Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 устроен много тыщ лет тому вспять. Видите ли, - добавил он, дотрагиваясь и напирая плечом на угол горы, - "сыны Солнца" были отлично знакомы с законом рычага и подъема, также и с правилами центра масс Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 еще до Архимеда. По другому вроде бы они могли придумать вот это?..


И когда он напер посильнее и повернул некий неприметный в стенке штифт, пред ним неслышно и тихо образовалось отверстие фута Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 в два шириной и во весь его рост в высоту, - точно одна из новомодных дверей в американских домах, вся до замка ускользающая в стенку. Но тут дверной ручки не было; не видно было Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 17 и продолбленной дверной стенки...


e-a-prihodovskaya-nekotorie-osobennosti-opernoj-dramaturgii.html
e-a-simakov-direktor-vserossijskogo-nauchno-issledovatelskogo-instituta-kartofelnogo-hozyajstva-im-a-g-lorha-rosselhozakademii-vsovremennih-usloviyah-na-fone-obshemirovoj-tendencii-snizheniya-tempov-rosta-urozhaj-stranica-6.html
e-a-tatarinceva-annotaciya-v-state-rassmatrivayutsya-pravovie-posledstviya-kotorie-porozhdayut-pravootnosheniya-po-usinovleniyu-dlya-usinovlennogo-rebenka-i-ego-potomstva-v-rossijskoj-federacii-anglii-i-ssha-daetsya-klassi.html