Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9



Поначалу, опасаясь быть изобличенным, гуру отрешался и призывал небо и богов во очевидцы, что в вурдалаке вправду пребывал отпрыск дома; но позже, когда бабу (сам глубоко изучивший все штуки браминов) обосновал ему, что его выдумка Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 не в состоянии была выдержать критики, потому что схожей трансмиграции в Шастрах не находится, - он поддался, потребовав только 10 рупий и молчания... Таким макаром дело было слажено, и старуха успокоилась.


Когда Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 мы подходили к высочайшим воротам дома, Шамрао вышел к нам на встречу с зияющим лицом... Опасаясь насмешек, либо же не находя ни в современных положительных науках вообщем, ни в Геккеле, а Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 именно, чего-либо положительного, на чтo бы сослаться в вопросе об этой новейшей трансмиграции, он нам не растолковал, почему вдруг все переменилось к наилучшему. Он только достаточно неудобно заметал, что старуха-мать, вследствие ей Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 одной узнаваемых загадочных и новых суждений, успокоилась за судьбу отпрыска, а потом не намекал более на эту небольшую проблема. Зато он сделался еще приветливее и веселее и умолял нас "из незапятанной Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 любви к науке" отправиться с ним в этот вечер на религиозную тамашу. Популярная на весь околоток джадувалла (заклинательница, ведьма) находилась в то время под воздействием 7 богинь, 7 сестер, которые все попеременно завладевали ею Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 и пророчествовали ее устами...


Мы с радостью согласились и стали с нетерпением ждать вечера.


XVII


Чтоб рассеять противное воспоминание утренней истории, Шамраo предложил нам, меж тем, посиживать у открытой двери молельни и взирать Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9, как он будет совершать свои утренние ритуалы, поклонение богам. Для нашей любознательности ничего не могло быть приятнее этого, и мы, усевшись на веранде, стали следить за ним в обширное, заменяющее дверь, отверстие...


Было девять Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 часов утра, обычный час утренней молитвы аборигенов. Шамраo пошел к колодцу приготовиться и "одеться" как он выражался, тогда как злые языки произнесли бы: "раздеться". Через пару минут, возвратившись в Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 одном дотти, как за столом, и с непокрытою головой, он направился прямо к кумирне. В то самое время, как он заходил туда, раздался звучный удар привязанного к потолку молельни колокола, который и не Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 переставал звонить во всегда обрядов. Звонарь оставался невидимым; но бабу сказал нам, что то звонит мальчишка с крыши...


Шамраo вошел правою ногой и очень медлительно. Потом он подошел к алтарю и Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 сел, поджав и скрестив ноги на низенькую, стоявшую перед ним скамеечку. В глубине комнаты на алтаре, схожем на модную этажерку, стояли расположенные на покрытых красноватым бархатом полукруглых полках домашние боги. Кумиры были из золота Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9, серебра, меди и мрамора, глядя по достоинству и заслугам. Сам алтарь находился под куполообразной беседкой из сандалового с великолепною резьбой дерева; а ночами эти боги и приношения покрывались большим стеклянным колпаком от крыс Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9.


Пока мы с любопытством рассматривали все это, Шамраo, бормоча всегда молитвы, заполнил золой горсть левой руки и, закрыв ее на минутку правой, налил в нее воды и, растерев золу Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 меж ладонями, стал проводить огромным пальцем правой руки линию от кончика носа до средины лба, а отсюда к углу правого виска, а позже вспять - от правого к левому. Совершив эту разрисовку собственной физиономии, он стал Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 по порядку натирать той же влажной золой гортань, животик, левую руку, грудь, правую руку, плечи, спину, уши, глаза и голову; после чего, направясь в угол комнаты к освященному фонтану, он Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 три раза погрузился с головой, как был в дотти, в большой полной водою бронзовой купели, откуда и вынырнул, изображая собою неуспевшего высохнуть на солнце толстого тритона. Эта операция окончила 1-ое действие.


Действие 2-ое началось Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 молитвами сандля - религиозной медитацией - и мантрами, которые набожные люди повторяют по трижды в денек, с утра с восходом солнечным, в полдень и на закате солнца. Он звучно произносил имена 24 богов, и Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 каждое имя сопровождалось ударом колокола. Кончив, он сначала закрыл глаза, заложил уши ватой, а 2-мя пальцами правой руки левую ноздрю и, шумно вытянув воздух правой, захватил огромным пальцем и другую ноздрю Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9, прочно сжав губки, чтоб не дышать. В этом положении всякий благочестивый индус должен на уровне мыслей повторить некоторый стих с метром Гайатри: то священные и непроизносимые слова, которые ни один индус не осмелится повторить Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 звучно, и, даже читая их на уровне мыслей, держит насильным образом дыхание, чтоб не вдохнуть в это время чего-либо нечистого. Дав добросовестное слово не повторять всего стиха, я могу но Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9, привести обрывочные фразы; молитва начинается так:


"Ом!.. Земля!.. Небо! да озарит меня обожаемый свет... (этого имени нельзя произносить)... Твое солнце, о Единый, да озарит меня, недостойного... я закрываю глаза, затыкаю уши, не Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 дышу... чтобы созидать, слышать, дышать одним тобою... Да осенит наши мысли (опять потаенное имя)".


Интересно сопоставить с этой молитвой индусов Декартовскую молитву, "Meditation III" в его "L'Existence de Dieu" (1.641). Если Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 читатели помнят, в ней говорится последующее: "Я сейчас закрою глаза, заложу уши, отгоню все 5 эмоций от себя... и остановлюсь над одною мыслию о Боге, задумаюсь над Его качеством и стану взирать Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 на красоту этой дивной светозарности".


Кончив эту молитву и держа меж 2-мя пальцами священный браминский шнурок, индус читает тихо и про себя другие молитвы. Позже, перемешав мало рису и сандалового порошка, он Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 берет стоящий на алтаре кувшин с водой и, отмыв старенькые пятна, налепляет на него свежайшие из только-только сфабрикованного им теста. За этим следует церемония "умовение богов".


Снимая их 1-го за другим, по Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 чину, он опускает их сначала в купель с водой, а потом купает в молоке, в другой бронзовой купели у алтаря. Молоко перемешано с простоквашей, маслом, медом и сахаром, так что заместо купанья выходит Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 пачкотня. Но все это смывается в 3-ий раз в первой купели и вытирается досуха незапятнанным полотенцем. Поставив кумиров на место, индус отрисовывают на их кольцом с левой руки сектантские знаки Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9, употребляя для Линги белоснежный сандал, а для Гэнпати и Сурьи - красноватый. Позже он их окропляет различными ароматными маслами, посыпает цветами, принося каждый денек свежайшие, и оканчивает длинноватую церемонию гулом изо всей силы кумирам под нос Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 средством малеханького колокольчика - "чтобы разбудить их", молвят брамины, возможно полагая не без основания, что боги в это время все со скукотищи заснули. Заметив либо же воображая (что время от времени одно и Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 то же), что боги пробудились, он начинает им подносить свои жертвы: зажигает курительные свечки, лампады и раскуривает им кадильницей фимиам, по временам щелкая пред их физиономиями пальцами, чтоб, как Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 следует считать, они "смотрели в оба". Покурив во все стороны ладаном и камфарой и набрав в руки цветов,<> он осыпает их опять, становится за лавку и, произнося последние молитвы, проводит ладошки обеих Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 рук над пламенем свеч и ламп, трет для себя руками лицо и, обойдя трижды вокруг алтаря, кладет три раза земной поклон и удаляется, лицом к алтарю и идя задом.


В то время Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 как владелец кончает собственный утренний ритуал, в молельню входят дамы и, сев на низенькие принесенные ими лавки, начинают перебирать четки и молиться. Четки тут играют большую роль, как и у буддистов. У Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 каждого бога свои особые четки, и факиры покрываются ими.<>


Оставив дам молиться на свободе, мы последовали за Шамрао в коровье стойло. В лице этого животного поклоняются "кормилице-земле", природе. Отперев дверь, он Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 сел около скотины и стал обмывать ей ноги, сначала ее же молоком, потом водой. Позже он покормил ее рисом и сахаром из горсти, выпачкал ей голову сандаловым и другими порошками, украсив рога Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 и все четыре ноги гирляндами из цветов; покадив под рожу ладаном и покрутив над головой зажженною лампой, он обошел ее три раза и сел отдохнуть. Есть такие индусы, что обходят вокруг священной Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 скотины до 100 восьми раз с четками в руках. Но наш Шамрао был человек с маленькою тенденций повольнодумничать и очень начитался Геккеля. Отдохнув, он заполнил кружку водой, окунул в нее хвост скотины и - испил!..


Таким же Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 образом он исполнил ритуал поклонения священному растению тульси <> (супруге Кришны) и Солнцу, с тою только различием, что потому что он не мог исполнить над этим божеством ритуала омовения, то, став Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 пред светилом денька на одной ноге и набрав в рот воды, он прыснул на Сурью трижды, обрызгав, заместо Солнца, всех нас.


Причина необычного поклонения растению тульси до сего времени еще остается для нас Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 загадкой. Знаю только одно, что хотя в сентябре каждого года совершается супружеская церемония этого растения с богом Вишну, но тульси именуется супругой Кришны, может быть, поэтому, что Кришна воплощение Вишну.


Но вот настал Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 вечер, и мы снова на слонах, и опять собираемся в путь; но это быстро. До логовища старенькой ведьмы (пифии Индостана) всего 5 миль, и дорога хотя и пролегает через густые Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 тропические заросли, но гладкая и ровненькая. Даже и тропические заросли с их лютыми жителями уж не стращают нас. Прежние пугливые слоны отосланы домой, и мы сидим на других, присланных нам примыкающим раджей Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9. Они не раз охотились за тиграми, и рев всех животных в околотке не напугает этих старенькых патриархов лесов; как будто два черных холмика стали они пред верандой... Итак, в дорогу!.. Красное пламя факелов Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 ослепляет глаза, усугубляя мрак окружающего нас со всех боков леса. От этого броского освещения он кажется еще чернее, еще таинственнее...


Есть что-то неописуемо заманчивое, практически праздничное в схожих ночных путешествиях Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 по Индии. Тихо и глухо везде: все дремлет кругом, понизу и над головами. Один тяжкий мерный звук циклопических шагов слона глухо раздается в тишине ночной, как будто удары молота по наковальне в подземной кузнице Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 Вулкана. По временам разносятся по лесу странноватые голоса и звуки, как будто кто-то тихо вопит меж разбросанными горами руин. "То ветер завывает", говорим мы: "умопомрачительный парадокс акустики"... - "Бхута! бхута!" - шепчут испуганные факельщики Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9, три раза потрясают вокруг себя зажженными факелами, и стремительно вертятся на одной ноги, щелкая пальцами, чтобы отогнать расходившихся духов. Жалобный вой умолк, и опять слышится одно железное трещанье ночных сверчков Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9, заунывное кваканье древесной лягушки, да мелко выбиваемая дробь кузнечика. Периодически все это смолкает, чтоб через минутку опять наполнить лес тонким хором... Боже мой! сколько бытия, сколько актуальной силы прячется под каждым Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 листиком, под мельчайшей травой этих тропических лесов! Мириадами пылают звезды на черной синеве неба, и, как будто бледное отражение дальних светил, такими же мириадами сияют фосфорические искры светляков и пламенных мушек, со всех боков мигая Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 нам на еще темнейшей зелени кустов, точно указывая и освещая наш путь...


XVIII


Выехав из темного бора, мы очутились на достаточно ровненьком месте, в котловине, окруженной с 3-х сторон стенкой такого Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 же непролазного леса, где, возможно, и в полдень лежат ночные тени. Мы находились сейчас на высоте около 2000 футов над подошвой Виндийской цепи, потому что прямо над нашими головами показывались высочайшие развалины стенок Мaнду Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9.


Внезапно подул достаточно прохладный ветер и чуть ли не погасил все наши факелы. Пойманный в лабиринте скал и кустарника, он вдруг завыл, гневно потряс зеленоватыми перьями расцветающей моринги, вырвался и, пронесшись вихрем Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 кругом котловины, полетел по ущелью, вопя и заливаясь, точно все лесные духи вопили похоронные песни по колдуньям гор...


- Мы приехали! - объявил Шамраo, слезая с лошадки: - Вот деревня, а далее ехать нельзя.


- Куда Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 приехали?.. И где же деревня... тут один лес!


- Деревни и домов вы ночкой не увидите. Землянки все укрыты меж кустарников, а многие, вырубленные в горах, не достаточно отличаются от их и деньком Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9. Огня же никто тут не зажигает после заката солнца... страшатся духов, - объяснил он.


- А где же ваша колдунья? Неуж-то нам придется глядеть на нее в мгле?


Шамрао пугливо обернулся кругом, и Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 глас его приметно дрожал во время ответа нам:


- Прошу вас и умоляю, не именуйте ее дакини (колдуньей)... Она может услышать вас... Сейчас нам неподалеку до нее, хотя вам и придется идти Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 пешком... с полмили. Туда к ней и лошадка, не только лишь что слон, не пройдет. У нее мы найдем огнь...


Сюрприз выходил достаточно противный. Идти ночкой полмили в Индии, пролезая через Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 чащи кактусов в глухом лесу, полном животных! Мисс Б*** решительно протестовала и объявила, что не пойдет, а остается ждать нас, не слезая со слона, в хауде, где может преспокойно уснуть. Она так и поступила.


Нараян Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9, протестовавший против этой partie de plaisir <> с самого начала, хотя и не объясняя нам почему, увидел ей, что она очень благоразумно поступает в данном случае.


- Вы ничего не потеряете, отказавшись Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 от свидания с дакини... И я очень бы вожделел, чтоб вашему примеру последовали и другие...


- Но какой вред может выйти от этого? - настаивал Шамраo, мало огорченным тоном, потому что он 1-ый затеял Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 эту поездку. - Не говоря уж о том, что наши гости будут иметь случай узреть очень любознательное зрелище "воплощения богов", зрелище редчайшее и которое не всякому европейцу удается созидать, Кангалимм - дама святая... Она пророчица, и Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 ее благословение, хотя она и язычница, не может никому разрушить... Я настаивал на этой поездке из незапятнанного патриотизма...


- Если ваш патриотизм, сааб, заключается в том, чтоб хвастаться пред иноземцами мерзейшими Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 язвами нашей без того униженной, практически задохшейся в грязищи родины, то почему же вам быстрее не пришло в голову собрать властью пателя всех прокаженных в вашем околотке и повытрепываться перед вашими гостями ими Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9? - отвечал со странною горечью Нараян.


Опасаясь ссоры меж индусами, полковник увидел, что сейчас уж поздно каяться. К тому же, хотя он сам в "воплощения богов" не очень верует, но знает, что Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 так называемое на Западе беснование есть факт. Трибунал, не так давно свершившийся в Рф над тихвинскими крестьянами, которые сожгли Аграфену-ведьму, - подтверждение существования необычной и загадочной заболевания, именуемой на Западе "медиумством Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9", а в Рф "кликушеством". Полковник вожделел учить всякие такие психологические явления, где бы и под каким бы видом они ни являлись, с научной точки зрения...


Странноватое зрелище представилось бы очам наших американских и Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 европейских друзей, если бы они могли узреть нас посреди этого ночного шествия! Дорога шла узкою тропой в гору, и по ней нельзя было пройти более чем по два в ряд, а нас было Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 30 человек с факельщиками.


Нельзя сказать, чтобы явившееся полчаса позже в берлогу пророчицы Мaнду общество отличалось особенною свежестью либо изяществом туалетов. У полковника и У*** дорожные блузки были в лохмотьях, как Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 и мое платьице. Кактусы собрали с нас посильную дань по дороге; а во вздыбленных волосах бабу копошилась целая колония светляков и длинноногих трещеток-сверчков, неотразимо привлекаемых к его голове, скорее всего, запахом кокосового Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 масла. Толстый Шамраo пыхтел, как паровая машина. Один Нараян, высказав свое мировоззрение, возвратился к собственному хладнокровному хладнокровию, походя во всякое время денька и ночи, а сейчас в особенности, на бронзовую скульптуру Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 Геркулеса с палицей.


При последнем повороте, где нам пришлось лезть ввысь по не малым осколкам скал, мы очутились на тропинке, которая вела дальше по ровненькой окраине густого леска. Когда это последнее препятствие было побеждено Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9, наши глаза были внезапно и невзирая на наши факелы ослеплены неестественным светом, а слух поражен самыми непривычными звуками.


Перед нами открылась другая котловина, вход в которую, через пройденное нами ущелье, маскировался только-только Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 обойденным лесом. Как мы позже сообразили, можно было ходить вокруг этого заколдованного леска неделю и даже не подозревать о котловине, в глубине которой мы узрели жилье известной Кангалиммы - ведьмы Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 и оракула всего околотка.


"Логовище" оказалось достаточно отлично сохранившейся развалиной старого индусского храма, и через его четыре толстые колонны чернело бы, если б не мешала дверь, глубочайшее отверстие, прорытое под горой. Чтo Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 было за дверцей, - никто не знал. По уверению Шамраo, еще ни одна нога живого существа, из 3-х последних поколений, не переступала за эту толстую, обитую железом дверь, ведомую во внутренность подгорного храма. Кангалимм жила Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 там одна, и в памяти наистарейших жителей всегда жила там. Гласили, что ей 300 лет.


Мы, видно, приехали рано, и пифия еще не выходила. Но площадка пред храмом была полна людей, и Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 очень одичавшую, хотя и живописную картину представлял этот люд. Огромный костер пылал на средине двора, и вокруг него копошились, как будто темные гномы, нагие дикари, подбрасывая в него целые ветки посвященных "7 сестрам Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9-богиням" дерев. Медлительно и мерно перескакивали они с одной ноги на другую, повторяя хором однообразную фразу, все одну и ту же, и на тот же напев, под аккомпанемент нескольких туземных бубнов и барабана. Глухо Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 раздавалась одинаковая трель последнего, и ей вторило только лесное эхо да истерические всхлипыванья 2-ух девченок, лежавших под кучей листьев около костра. Их принесли мамы, надеясь, что "богини" сжалятся над ними и выгонять Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 овладевших ими злых духов. Обе они, еще юные дамы, посиживали над детками на корточках, подгорюнившись, и глупо смотрели на огнь. При нашем возникновении никто из присутствовавших даже не шевельнулся. Ну Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 и во всегда пребывания нашего с ними они все действовали, вроде бы не видя нас.


- Это все они ощущают приближение богов... Вся атмосфера полна их эманациями, - загадочно разъяснял нам Шамраo, благоговейно Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 озираясь.


- Они просто под воздействием тодди и опиума, - срезал его неуважительный бабу.


И, вправду, как сонные тени двигались те из их, которые не воспринимали прямого роли в "представлении", а принимавшие напоминали нам одержимых пляскою Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 св. Витта, в группе Пэджа. Какой-то из них, длиннющий, белоснежный, как лунь, и худенький, как скелет, старик, отделившись, при нашем приближении, из толпы, распустив руки крыльями, стал вдруг вертеться на Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 одной ноге, звучно скрежеща желтоватыми и длинноватыми, как у старенького волка, зубами. На него было жутко, отвратно глядеть! Он скоро свалился, и безгласно, практически механически его откатили ногами (!) в сторону, к нездоровым девченкам. Но Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 или еще ждало нас! Ведь притча наша впереди...


В ожидании "примадонны" этой лесной оперы, мы сели, как могли, на пне старенького упавшего дуба, у самого портика храма, приготовляясь забросать нашего Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 снисходительного владельца вопросами. Но не успели мы сесть, как с нервным чувством настоящего изумления и даже частично кошмара я стремительно откинулась вспять...


Предо мною стоял остов страшенной головы зверька, подобного которому я ничего не Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 находила в моих зоологических мемуарах.


Эта голова была еще более головы слоновьего скелета... То был но слон, если судить по умело приделанному хоботу, конец которого изгибался гигантскою черною пиявкой Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 практически у моих ног. Но у слона нет рогов, а у этого целых четыре! Передняя пара, на плоском лбу, торчала, немного закручиваясь вперед и раздаваясь в обе стороны, как рога быка, а за ними другие Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 два, мощные, с широкою, как у оленя, перепонкой у корня, которая равномерно суживалась практически до середины рога, откуда они разветвлялись в обе стороны, на такую огромную вышину, что могли Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 бы, кажется, украсить головы 10 обычных оленей. В пустых впадинах черепа были вделаны два подобия глаз, из выделанной желтоватой и прозрачной, как янтарь, кожи носорога; <> а за этим подобием глаз горели две зажженные Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 плошки, что присваивало голове еще больше страшный, просто дьявольский вид.


- Да что ж это такое, в конце концов! - послышалось общее восклицание. Даже полковник не встречал ничего подобного и не мог выяснить зверька Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9.


- Сиватерий,<> - отвечал Нараян. - Разве вы не видали остовов этих допотопных животных в европейских музеях?.. Удивительно: в Гималайских горах их находят в большенном количестве, хотя и в раздробленном состоянии... Они так названы в Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 честь бога Шивы.


Признаюсь, мне впервой доводилось созидать это страшилище, которое Сенковский позабыл представить нам в собственном допотопном романе, наряду со спасающим влюбленную чету мамонтом. Но лучше поздно, чем никогда. И вот, мы Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 сейчас стояли лицом к лицу с этим увлекательным чудовищем.


- Если коллектор (collector) когда выяснит о существовании этого остова у вашей колдуньи, - воткнул словцо бабу, - то недолго он станет декорировать сие святилище...


Около остова и Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 рассыпанные на полу портика лежали кучи белоснежных цветов, если не совершенно допотопных, то, по последней мере, неведомой нам, профанам в ботанике, породы. Они были величиной с огромную розу и посыпаны красноватым порошком Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 "лал" - постоянной принадлежностью всех религиозных церемоний сей страны. Дальше валялись кокосовые орешки, стояли медные блюда с рисом, в каких горели воткнутые в рис различных цветов свечки, а среди портика курилась, окруженная Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 высочайшими в огромных медных подсвечниках свечками, необычной формы жаровня, на которую мальчишка в белоснежном облачении и таковой же белоснежной пэгери на голове то и дело подбрасывать ладан и другие порошки Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9.


- Эти люди, - говорил нам Шамрао, - хотя и поклоняются Кангалимме, как воплощению богинь, не принадлежат ни к ее, ни к его секте. Они чертопоклонники и индусских богов не признают.


- Я ездил в прошедшем году Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 по делам в Тиневелли, - продолжал он, - и, живя у 1-го компаньона моего шанара, был допущен созидать одну из таких церемоний в честь чертей. Из европейцев, невзирая на хвастанье миссионеров, пока еще Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 ни один не был допущен на схожий ритуал, хотя меж обращенными в христианство шанарами есть и описывавшие им эти церемонии.


- Как же им поклоняются? Поведайте, в чем состоит их ритуал?


- Ритуал этот Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 заключается, главное, в пляске, песнях и жертвоприношениях. Шанары не имеют каст, и священные обычаи индусов ими не соблюдаются. Они едят всякое мясо... Люд собирается около назначенного жрецом пековиля, начинает лупить в барабаны и резать домашнюю Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 птицу, баранов, козлов. Поклоняясь мистеру Полу, в символ особого почтения к нему самому, его вкусам при жизни и в особенности национальности, всегда резали быка либо корову... В тот вечер ритуалы Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 совершались основным жрецом. Он явился с ногами, покрытыми до колен звенящими браслетами, с покрытым колокольчиками жезлом, с распущенными волосами, в темной мантии, вышитой фигурами различных страшнейших чертей, и с красноватыми и белоснежными цветами Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 на шейке. При звуках рогов, барабанного боя и глубочайшего тона "чертова смычка",<> секрет фабрикации которого сохраняется меж одними шанарскими жрецами, - он вышел и, подождав минутку, пока мистеру Полу угодно будет вселиться Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 в его недостойное тело, вдруг, высоко подпрыгнув на месте, приблизился к жертвенной корове и заколол ее на месте. Напившись жаркой крови, он стал танцевать... Но что это была за пляска! Вы Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 понимаете, я далековато не суеверен, но когда я увидал этого как будто вдохновляемого всеми демонами нарака (ада) жреца, вертящегося с поразительною быстротою волчка на одном месте, со мной чуть ли не сделалось плохо. Вдруг, при Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 обезумевших кликах и вое толпы, он стал наносить для себя кровавым жертвенным ножиком глубочайшие раны по всему телу. Созидать его, как он с пенящимся ртом и развевающимися волосами купается в крови Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 закланной жертвы, соединяя ее с собственною, стало, в конце концов, выше сил моих. Со мною стало происходить нечто вроде галлюцинации. Мне представлялось, как будто то я сам верчусь. И вот все Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 резвее и резвее...


Шамрао вдруг оборвал собственный рассказ и разом онемел на месте.


Перед нами стояла Кангалимм.


Мы все было смутились, до таковой степени возникновение ее было внезапно. Под воздействием рассказа Шамрао мы не Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 видали ни как, ни откуда она явилась: и если бы она выросла из-под земли, то данный факт не застал бы нас более неприготовленными и изумил бы менее, чем изумила нас ее Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 поразительная личность. Нараян вылупил на нее свои огромные темные глаза, а бабу смущенно щелкнул языком...


Представте для себя трехаршинного роста, обтянутый карим сафьяном скелет, на костистых плечах которого посажена крохотная мертвая головка Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 восьмилетнего малыша! Глаза, глубоко впавшие и вкупе с тем такие большие, до таковой степени пронизывающие вас насквозь своим дьявольским жгучим пламенем, что вы чувствуете под этим взором, как ваш мозг Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 перестает работать, мысли начинают путаться, а кровь холодеет в жилах... Я тут описываю свои личные чувства и описываю достаточно слабо. Да и полковник, и У*** очень побледнели, а У*** так даже Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 плюнул.


Естественно, это воспоминание продолжалось не долее нескольких секунд: и когда ее мертвенно-пристальный и совместно жгучий взор оторвался от нас, чтоб перенестись на простертую пред ней массу, оно так же одномоментно изгладилось Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9, как и явилось. Но все наше внимание сосредоточивалось сейчас на этом восхитительном разработке...


Триста лет? Почем и как кому это знать? Судя по ее внешности, ей можно было дать с таким же вероятием либо Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 невероятием и тыщу лет. Перед нами стояла настоящая, жива либо быстрее даровитая движением мумия, до того высохшая, что она казалась вроде бы застывшею с самого сотворения мира. Ни время, ни невзгоды жизни Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9, ни самые стихии не могли ни коснуться, ни даже воздействовать более на эту скульптуру погибели. Всеразрушающая рука времени, коснувшись ее в собственный предназначенный час, сделала свое дело и - тормознула. Такою явилась пред Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 нашими очами ведьма "Мертвого городка".


И со всем тем ни 1-го седоватого волоска! Длинноватые, темные, как смоль, блестящие от кокосового масла и отсвечивающие каким-то зеленым блеском волосы тяжело Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 падали прямыми, как стрелы, густыми космами повдоль спины и до самых колен... "Молвят, у покойников... у вампиров вырастают в могилах волосы и отрастают ногти", мелькнуло у меня в голове. И в то же время, к Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 величайшему моему стыду, я старалась рассмотреть ногти на руках и ногах отвратно ужасной старухи... А она?


Она стояла как и раньше бездвижно, как будто перевоплотился в отвратительного бронзового кумира, и Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 устремив свои углем пылающие глаза в массу, раболепно лежащую в пыли у ног ее. В одной руке она держала маленькое медное блюдце, на котором пылал большой кусочек пылающей камфары, а в другой Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 горсть рису. Желтое бледное пламя, развеваясь по ветру, практически касалось ее лица, лизало ей подбородок и освещало ее безжизненную голову; но она, казалось, не ощущала и огня. Вокруг ее морщинистой, как гриб, узкой Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9, как косточка, шейки лежал тройной ряд не то медных, не то золотых медальонов, а голову окружала такая же змея. На ничтожном подобии тела кусочек шафранного цвета кисеи; вокруг торчащих ребер - таковой Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 же...


Девченки, приподняв головы, вдруг завыли пронзительным животным воем, и их примеру последовал и старик. Тогда колдунья, конвульсивно встряхнув головой и как будто приподымаемая на пружинах, медлительно начала свою заклинательную молитву Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9.


- Ангатти энне-ангатти!..<> - шептал Шамрао, с которого лился большой пот. - Богиня... одна из 7 сестер уже вселяется в нее... Смотрите!...


Рекомендация была лишней - мы смотрели во все глаза.


Сначала медлительно, конвульсивно и как-то неровно Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 засеменила ногами ведьма; потом равномерно ее движения стали плавнее; и вот, как будто приноровившись к выбиванью барабанной дроби, нагнувшись всем длинноватым телом вперед и угрем извивая его во все стороны, она помчалась Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 с невероятною быстротой вокруг горящего костра... Сухой лист, погоняемый вихрем, несется не резвее. Беззвучно падают на скалистую почву ее босоногие костистые ноги; темные лохмы разлетаются, как свора змей, во все стороны, хлещут простирающих Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 к ней руки нездоровых зрителей, навиваются как будто живы... Кого ни заденет темная прядь на голове этой фурии, тот так и падает на землю, рыча от счастья, благодаря богиню и считая Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 себя излеченным!.. То ведь не развевающиеся косы колдуньи хлестнули его, то сама богиня, одна из "7", дотронулась до избранного!..


Резвее, все резвее летят дряблые ноги; юные, прочные руки барабанщика еле поспевают за ними Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9; а старуха все мчится вперед... Устремив недвижный, безжизненный взгляд собственный во что-то для всех невидимое, для нее одной присущее, она только по временам и на одно мгновение заглядывает в Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 лица стоящих, пронизывая их насквозь этими взорами; и на кого посмотрит она, на того и кидает зернами сухого риса. Малая горсточка кажется неистощимою; как будто в морщинистой ладошки спрятан мешок самого Фортуната. Но вот Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9, она вдруг останавливается, как будто вкопанная. После этой длившейся, по часам, ровно 12 минут обезумевшой скачки вокруг костра вы думаете она шатается, падает?.. Никак. Ни мельчайшего знака утомления, ни капли пота на безжизненном Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 лице! Она тормознула только на две секунды, чтобы дать время богине выскочить из нее. И вот, в один прыжок, не посрамивший бы и одичавшей кошки, она перескакивает через костер, и в один Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 взмах уж очутилась в глубочайшем танке, около портика, по гортань в воде. Окунувшись один раз с головой, где под водой ею завладевает другая сестра богиня, она опять выскакивает из колодца и ожидает Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 - олицетворенное подобие головы Медузы... Мальчишка в белоснежной одежке подает ей другое блюдечко, с другим кусочком зажженной камфары. И вот она снова несется.


И опять, в продолжение уже 14 минут, по часам Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 полковника, она мчится, и скачет, и прыгает, после этого погружается дважды с головой в колодце в честь 2-ой сестры. И так с каждым новым "беснованием" она добавляет по одному разу, пока дело не доходит Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 до 6 исчезновений под водой.


До сего времени мы еще не слыхали ее голоса. Ее губки прочно сжаты, и она их еще не разжимала. Сейчас ровно полтора часа как она бегает, мчась Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 во весь опор и никогда не переводя духа. Во все это время она тормознула 6 раз, всего на несколько секунд при каждом перерыве... "Сестры" не мешкают; они знают свое дело... На то Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 они и богини!


- Да что это, черт либо дама!.. - восклицает вполголоса полковник в то время, как голова колдуньи исчезает в 6-ой раз под водой.


- Будь я проклят, если знаю! - ворчит У***, нервно дергая себя за Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 бороду. - Знаю только, что зерно ее чертова риса попало мне в гортань и застряло там... Я не могу его выплюнуть...


- Тише... пожалуйста, тише!.. - шепчет Шамрао. - Вы испортите все дело Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9...


Я взглядываю на Нараяна и теряюсь в гипотезах... На его бронзовом, всегда настолько умеренном, даже грозном лице сейчас лежит тень глубочайшего, настоящего мучения. Его губки конвульсивно сжимаются; болезненно прищуренные глаза сияют через темные реснички Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 фосфорическим блеском глаз одичавшего зверька; а зрачки, расширенные, как у человека под воздействием морфия, и, по-видимому, устремленные на темный лес перед нами, глядят куда-то далековато в неизвестные и Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9, может быть, никем не виданные страны... Что это с ним? думается мне; но я не успеваю его спросить, так как ведьма, оставляя за собою ручьи воды, опять пускается в обезумевшую погоню за собственною тенью. Но Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 сейчас она изменяет программку. Она уже не бежит, а резко скачет. То пригнувшись к земле, с движением темной пантеры, она подскакивает к одному нездоровому и, дотронувшись пальцем до лба дрожащего фаната, смеется Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 невиданным хохотом, скаля зубы, как пена; то, отпрянув вроде бы от своей тени, она кружится над нею, манит к для себя, заигрывает с нею, являясь какою-то адскою карикатурой Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 Диноры в ее "вальсе с тенью". Позже, выпрямившись, в один прыжок - она уже снова у курящегося под портиком алтаря, где она простирается пред ним, стукаясь лбом о гранитный помост; другой скачок, и она Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 у остова страшного сиватерия и, падая перед ним ниц, опять разбивает камешки лбом, с глухим стуком пустого бочонка о мостовую. Последний прыжок, и она стоит, выпрямившись во весь большой рост, на голове сиватерия Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 меж его 4-мя рогами...


С чувством кошмара и омерзения, который мы уже и не стараемся скрывать, мы все стремительно пятимся вспять, все, не считая Нараяна.


Он остается один около страшенной головы Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9; сложив руки на груди, он глядит в упор в лицо ужасной ведьмы...


Но что это? Кто это вдруг заговорил таким глубочайшим, густым басом? То ее губки шевелятся, то из груди страшной старухи Е. П. Блаватская письма из пещер и дебрей индостана - страница 9 вылетают эти резвые отрывистые фразы; а меж тем глас звучит глухо, точно он вылетает из-под земли...


- Тсс... тсс... - опять шепчет Шамрао, дрожа всем телом. - Она пророчествует!..


e-cena-odnoj-denezhnoj-edinici-virazhennaya-v-denezhnoj-edinici-drugoj-strani.html
e-chulki-noski-podozrevaemogo.html
e-d-homskaya-nejropsihologiya-stranica-18.html